Истребительный батальон

         …В 1941 году немцы бешено рвались на Восток. В октябре фашистские полчища заняли г. Белгород. Наша земля лежала в руинах и пожарищах. В ноябре месяце советские войска подтягивались в район сел: Неклюдово, Маслова Пристань, Новая Таволжанка.

            К этому времени по решению Курского обкома ВКП (Б) в прифронтовой полосе образовывались истребительные батальоны. Один из них еще летом 1941 года, после начала войны, был образован и в райцентре Большетроицкого района. Но к осени он почти распался, т.к. при подходе немцев к г. Шебекино в с. Большетроица многие «истребители» из числа старших товарищей ушли в партизанский отряд. Некоторые же активисты до 50 лет были призваны на фронт. И в райкоме партии решили пополнить батальон за счет допризывников.

            В феврале 1942 года в Большетроицкий военкомат собрали всех допризывников 1924-1925 годов для прохождения обучения. Офицер военкомата Кучерявенко Василий Егорович пригласил ребят в Ленинскую комнату и выступил перед ними с характеристикой сложившейся обстановки в нашем крае.  Он подчеркнул, что немцы засылают к нам диверсантов, своих разведчиков, парашютистов. Поэтому молодым ребятам предстояло нести охрану мостов, заводов, школ, банка, и других объектов района, бороться с дезертирами, с мародерами…

            Тут же  большетроицкие ребята писали заявление и вступали в истребительный батальон. Из молодежи создали взвод в составе 60 человек. Командиром сначала был Семен Клепиков, а затем его сменил житель села 1 Стрелица, учитель начальных классов Тимофей Федорович Покотилов. Одними из первых вступили во взвод Петр Синельников, Михаил Волков, Василий Балдин, Владимир Феронов, Иван Головашкин, Иван Коропенко, Иван Кучеров, Николай Примаков, Николай Губарев, Петр Чумаков, Иван Шпилевой, Иван Богатырев, Виктор Старцев, Григорий Пушкарев, Александр Скрыпников…

            Члены истребительного взвода находились на казарменном положении: жили в здании Новоселовской начальной школы в саду, обедали в столовой. Целый день они проходили обучение: маршировали,  разбирали ружья, учились стрелять, а ночью дежурили на закрепленных участках, по ночам на дежурство приходили и старшие товарищи. С юными истребителями беседовали и командир батальона Прокопенко Иван Иванович, работник милиции, и комиссар Пепенко Алексей Данилович, И политрук – Журавлев Демид Сергеевич. 

            Патрулировали село группами по 2-3 человека. К утру докладывали в отдел НКВД, какие происшествия были отмечены, а задержанных дезертиров приводили для разбирательства в отдел.

            …Однажды 7 июня 1942 года получили сообщение, что в районе Нового Оскола подбит немецкий самолет и где-то недалеко вынужден был сесть. Все истребители получили приказ немедленно идти в села района и приступить к поискам бежавших летчиков.

            Петр Синельников ушел в Булановку, где вместе с участковым милиции Шишленко, обошел все овраги, все перелески. Другие направились в села: Мешковое, Максимовка, Поповка, х. Бондаренко …

            Поискам мешал проливной дождь, дорога превратилась в месиво.

            …И вот глубокой ночью из-под Булановки, где находилась МТФ, в отдел милиции прибыли 14-летний подросток Анатолий Шуляков и девочка, внучка эвакуированного старика Черняка. Он вместе со своей внучкой сопровождал скот, угоняемый с Украины от немцев, а тут пришлось осесть на ферме, находившейся в километрах 10 от Большетроицы. Они сообщили, что поздним вечером в хату зашли промокшие немцы, потребовали покормить их, и свалились от усталости прямо на солому. Как только они согрелись и уснули, старик поманил Анатолия на улицу и прошептал: «Любым способом дойдите в Большетроицу и передайте в батальон, у нас немцы спят».

            …И вот уже собираются те, кто дежурил в отделе милиции. Командовал группой Баланов Василий Макарович, участник гражданской войны. Вместе с ним в ночь ушли Александр Скрыпников, Василий Балдин, Михаил Волков, бойцы отряда КГБ.

            Шли до глубокой ночи. Промокшие пиджаки прилипли к спине. Но этого не замечали, спешили не упустить фашистов.

            Около километра приходилось припадать к земле, буквально полсти по грязи. Боялись вспугнуть немцев.

            Наконец подползли к дому, прислушались, никого не слышно. Баланов В.М. тихонько потянул на себя дверь: тихо, на цыпочках вошли в хату. На постели шумно посапывали непрошеные гости.

            Щелкнули затворы, и раздалась команда: «Встать! Руки вверх!». Немцы очнулись, попытались схватить пистолеты, но тут же молодые ребята заломили им руки и связали. Перед истребителями стоял летчик обер - лейтенант Ганц, лейтенант Рудольф и унтер – офицер, радист Рудольф.

            …Под ливнем доставили немцев в отдел НКВД, где 2 суток их допрашивали. Сначала попросили привести деда Харитона Валухова, который в первую мировую войну отбывал в плену в Германии и хорошо освоил немецкий язык. Но затем пришел переводчик из отряда «Смерш» (особого отдела КГБ, в это время находившегося в Большетроице). Полученные сведения были очень ценными. Оказалось, что 4 июня 1942 года в 8 часов вечера с Полтавского аэродрома вылетел немецкий самолет, чтобы разведать передвижение красной армии в районе Волчанска и Нового Оскола, а на обратном пути установить, какие советские воинские части передвигаются у г. Изюм.

            Около 11 часов вечера самолет был обстрелян нашей зенитной артиллерией над Богородским аэродромом. Самолет сбросил бомб, воспламенился и совершил посадку возле хутора Бондарево Бор-гриневского сельсовета            Новооскольского района. Трое летчиков сразу после посадки самолета скрылись, шли только ночью, а днем прятались в соломе. В районе МТФ, о которой уже говорилось, изголодавшиеся и промокшие решили зайти в ближайший дом. Здесь же, в 12 часов ночи, их заметила 13-летняя девочка Тамара Деревлева и, пробравшись на ферму, где сторожил Максим Степанович Черняк, шепотом сообщила ему об этом. И вот благодаря мужественным людям, в половине 3 ночи, истребители вместе с младшим лейтенантом Комковым захватили немецкий летчиков.

            Было решено отправить летчиков в штаб Юго – Западного фронта. 10 июня подогнали полуторку, погрузили туда немцев, а вокруг сели Василий Балдин, Михаил Волков, два бойца отряда «Смерш» (оперативные работники КГБ). И вот ранним утром немцев увезли в г. Валуйки.

            …Старший научный сотрудник 2 отдела Центрального архива в г. Подольске Сутулов В.А. нашел документы в фонде Юго – Западного фронта, которые подтверждали данный факт. Из документа следует, что об этом факту, с поимкой немецких летчиков было доложено члену военного Совета Юго – Западного фронта Хрущеву Никите Сергеевичу, который дал указание разобраться в этом деле и оформить представление к награде всех лиц кто отличился в поимке немецких летчиков.

            Но, к сожалению, к тому времени немцы уже оккупировали территорию Большетроицкого района и установить адреса героев не удалось.

            …После оккупации Черняк Максим Степанович вместе с внучкой ушли ближе к Украине. Говорят, что Тамара Деревлева в 1959 году проживала в г. Белгороде.

            В 1960 – 1962 г.г. дважды рассказывалось об этом геройском подвиге в газете «Красная звезда». Все перечисленные герои были награждены орденами Советского Союза.

            …Наш земляк Анатолий Шуляков, о котором вспоминали, как о 14-летнем подростке, после войны жил в с. Большетроице и работал механизатором в колхозе «Рев. Октябрь»…

            …Один из бывших истребителей, Петр Иванович Синельников, вспоминает, как и после указанного эпизода ребята продолжали патрулировать улицы райцентра, бдительно проверяли ночью каждого нового человека, появившегося на их пути.

            …Фронт приближался, поэтому истребителей перевели в дом (где жила Евфросинья Власовна Вирченко). Это было в центре села и в ста метрах от отдела НКВД. Немцы уже заняли Белянку, Зимовеньку и направились в сторону Корочи.

            Все были готовы отходить вместе с армейскими частями. За 2 дня до своего ранения Синельников Петр был послан в Красную Поляну и в Протопоповку с пакетом. Отдал пакет участковому милиции Черноморцеву, Петр поспешил в Протопоповку. Шел прямо через поле… Но на встречу ему двигались отступающие солдаты, шла военная техника. Пришлось вернуться назад. Над Зимовным пролетел немецкий самолет и «сыпанул» листовками. На них изображался счастливый крестьянин, пашущий свою собственную землю,  и звучал призыв: «Бейте политрука и вы будете свободны». На другом рисунке изображалась лодка, в которой плыли Сталин, Молотов, другие руководители СССР и надпись «Скоро это лодка уйдет на дно, и вы будите на свободе». Солдаты на ходу поднимали листовки, бегло пробегали по ним и с ожесточением рвали на куски…

            …26 июня 1942 года поздним вечером на патрулирование улицы Козинки вышли Николай Губорев, Петр Синельников, Иван Коропенко, Иван Кучеров, Николай Примаков. Одна группа шла со стороны Осиновки, другая от центра села в сторону Осиновки. Недалеко от начальной школы встретились. Не успели обменяться приветствие, закурить, как внезапно над ними пронесся самолет, кто-то крикнул: «Ребята! Бомбы свистят»…

            Страшный взрыв разбросал патрулей в разные стороны.  Через время Петр Синельников очнулся: в левой руке крепко зажата винтовка, а правая наткнулась на что-то скользкое… Попробовал встать, но горячая волна пронзила все тело. Он закричал. Тут подбежали военные, перевязали и положили на машину. Как во сне услышал, что разорвало на куски Ивана Коропенко и Николая Примакова, а у Ивана Кучерова оторвало ногу.

            Во дворе, недалеко от дороги, тоже кричали: убило Белову  и оторвало руку у Любы Шавровой. От другой бомбы погибло бабушка Евдокия, родная бабушка Анатолия Шулякова.

            Раненых не успели довезти до Артельного, как Иван Кучеров скончался от тяжелого ранения, а Петра Синельникова судьба бросала и в Велико - Михайловку, и в Новый Оскол и в Красную гвардию. А в Иловке Алексеевского района прямо в церкви, лежа на соломе, встретил девчат из Большетроицы, Марию Харциенко и Марию Дубровину, которые помогали раненым…

            …После длительных мытарств по военным госпиталям попал Петр Синельников в Среднюю Азию, где излечился, а затем служил в запасном полку.

            …Мало осталось в живых тех ребят, которых люди любовно называли «Ястребки». Но рассказы живых восстанавливают в памяти картину всенародного подвига наших односельчан в тяжелую годину войны.  

/НАЗАД/