К 60-летию Курской битвы

Главная
Для учеников
Для учителей
Для родителей
Фотогалерея
История школы
Новости
Доска объявлений
Обновления

Ссылки

для просмотра желательно  установить разрешение                  1024*768

 

здесь могла быть ваша реклама

Главная Освобождения города 60 лет Курской битвы Город первого салюта

 

Ставка Верховного Главного командования (ВГК) с марта 1943 г. работала над планом стратегического наступления , задача которого состояла в том, чтобы разгромить основные силы группы армий "Юг" и "Центр", сокрушить вражескую оборону на фронте от Смоленска до Чёрного моря. Предполагалось, что советские войска первыми перейдут в наступление. Однако в середине апреля на основании данных о том, что командование вермахта планирует провести наступление под Курском, было принято решение обескровить немецкие войска мощной обороной, а затем перейти в контрнаступление. Владея стратегической инициативой, советская сторона преднамеренно начинала боевые действия не наступлением, а обороной. Развитие событий показало, что этот замысел был правильным.

Фашистская Германия с весны 1943 г. развернула напряжённую подготовку к наступлению. Гитлеровцы наладили массовый выпуск новых средних и тяжёлых танков, увеличили по сравнению с 1942 г. производство орудий, миномётов и боевых самолётов. За счёт тотальной мобилизации они почти полностью восполнили понесённые потери в личном составе.

Немецко-фашистское командование решило провести летом 1943 г. крупную наступательную операцию и вновь захватить в свои руки стратегическую инициативу. Замысел операции состоял в том, чтобы мощными встречными ударами из районов Орла и Белгорода на Курск окружить и уничтожить советские войска в Курском выступе. В дальнейшем противник намеревался разгромить советские войска в Донбассе. Для Осуществления операции под Курском, получившей название "Цитадель", противником были сосредоточены огромные силы и назначены наиболее опытные военачальники: 50 дивизий, в том числе. 16 танковых, группы армий "Центр" (командующий генерал-фельдмаршал Г. Клюге) и Группы армий "Юг" (командующий генерал-фельдмаршал Э. Манштейн). Всего в составе ударных группировок противника находилось свыше 900 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и миномётов, до 2700 танков и штурмовых орудий и более 2000 самолётов. Важное место в замысле противника отводилось применению новой боевой техники - танков "Тигр" и "Пантера", а также новых самолётов (истребителей "Фокке-Вульф-190А" и штурмовиков "Хеншель-129").

Начавшемуся 5 июля 1943 г. наступлению немецко-фашистских войск против северного и южного фасов Курского выступа советское командование противопоставило прочную активную оборону. Противник, наносивший удар на Курск с севера, был остановлен через четыре дня. Ему удалось вклиниться в оборону советских войск на 10 - 12 км. Группировка, наступавшая на Курск с юга, продвинулась на 35 км, но цели не достигла.

12 июля советские войска, измотав противника, перешли в контрнаступление. В этот день в районе железнодорожной станции Прохоровка произошло крупнейшее встречное танковое сражение второй мировой войны (до 1200 танков и самоходных орудий с обеих сторон). Развивая наступление, советские сухопутные войска, поддержанные с воздуха ударами сил 2-й и 17-й воздушных армий, а так же авиацией дальнего действия, к 23 августа отбросили противника на запад на 140 - 150 км, освободили Орёл, Белгород и Харьков.

Вермахт потерял в Курской битве 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых, свыше 500 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, более 3,7 тыс. самолётов, 3 тыс. орудий. Соотношение сил на фронте резко изменилось в пользу Красной Армии, что обеспечило ей благоприятные условия для развёртывания общего стратегического наступления.

 

1. Оборонительные действия (5 - 12 июля 1943 г.).

 

Раскрыв наступательный замысел немецко-фашистского командования, Ставка ВГК решила преднамеренной обороной измотать и обескровить ударные группировки врага, а затем решительным контрнаступлением завершить их полный разгром. Оборона Курского выступа возлагалась на войска Центрального и Воронежского фронтов. Оба фронта насчитывали более 1,3 млн. человек, до 20 тыс. орудий и миномётов, более 3300 танков и САУ, 2650 самолётов. Войска Центрального фронта (48, 13, 70, 65, 60-я общевойсковые армии, 2-я танковая армия, 16-я воздушная армия, 9-й и 19-й отдельный танковые корпуса) под командованием генерала К. К. Рокоссовского должны были отразить наступление противника со стороны Орла. Перед Воронежским фронтом(38, 40, 6 и 7-я гвардейские, 69-я армии, 1-я танковая армия, 2-я воздушная армия, 35-й гвардейский стрелковый корпус, 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса), которым командовал генерал Н. Ф. Ватутин ставилась задача отразить наступление противника со стороны Белгорода.В тылу Курского выступа был развёрнут Степной ВО ( с 9 июля - Степной фронт: 4-я и 5-я гвардейские, 27, 47, 53-я армии, 5-я гвардейская танковая армия, 5-я воздушная армия, 1 стрелковый, 3 танковых, 3 моторизованных, 3 кавалерийских корпуса), являвшийся стратегическим резервом Ставки ВГК.

Войска противника: на орловско-курском направлении - 9-я и 2-я армии группы армий "Центр" (50 дивизий, в том числе 16 танковых о моторизованных; командующий - генерал-фельдмаршал Г. Клюге), на белгородско-курском направлении - 4-я танковая армия и оперативная группа "Кемпф" группы армий "Юг" (командующий - генерал-фельдмаршал Э. Манштейн).

Командующий центральным фронтом наиболее вероятным направлением действий главных сил противника считал Поныри, Курск, а вспомогательными - Малоархангельск и Гнилец. Поэтому он решил сосредоточить основные силы фронта на правом крыле. Решительное массирование сил и средств на направлении ожидаемого удара противника позволило создать в полосе 13-й армии (32 км) высокие плотности - 94 орудия и миномёта, из них более 30 орудий противотанковой артиллерии, и около 9 танков на 1 км фронта.

Командующий Воронежским фронтом определил, что наступление противника может быть в направлениях Белгород, Обоянь; Белгород, Короча; Волчанск, Новый Оскол. Поэтому основные силы было решено сосредоточить в центре и на левом крыле фронта. В отличие от Центрального фронта армии первого эшелона получили широкие полосы обороны. Однако и здесь, в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий, плотность противотанковой артиллерии составила 15,6 орудия на 1 км фронта, а с учётом средств, расположенных во втором эшелоне фронта, - до 30 орудий на 1 км фронта.

На основании данных нашей разведки и показаний пленных было установлено, что наступление врага начнётся 5 июля. Рано утром в этот день на Воронежском и центральном фронтах была проведена спланированная во фронтах и армиях артиллерийская контрподготовка. В результате её удалось на 1,5 - 2 часа задержать наступление противника и несколько ослабить его первоначальный удар.

Утром 5 июля орловская группировка противника под прикрытием огня артиллерии и при поддержке авиации перешла в наступление, нанося главный удар на Ольховатку, а вспомогательные - на Малоархангельск и Фатеж. Наши войска встретили врага исключительной стойкостью. Немецко-фашистские войска несли большие потери. Лишь после пятой атаки им удалось ворваться на передний край обороны 29-го стрелкового корпуса на ольховатском направлении.

Во второй половине дня командующий 13-й армией генерал Н. П. Пухов на главную полосу выдвинул несколько танковых и самоходно-артиллерийских частей и подвижные отряды заграждения, а командующий фронтом - в район Ольховатки гаубичную и миномётную бригады. Решительными контратаками танков во взаимодействии со стрелковыми частями и артиллерией продвижение врага было приостановлено. В этот день ожесточённые бои развернулись и в воздухе. 16-я воздушная армия поддержала боевые действия оборонявшихся войск центрального фронта. К концу дня ценой огромных потерь противнику удалось продвинуться на ольховатском направлении на 6 - 8 км. На других направлениях его атаки успеха не имели.

Определив направление основных усилий противника, командующий фронтом решил утром 6 июля нанести контрудар из района Ольховатки на Гнилушу с целью восстановить положение 13-й армии. Для контрудара привлекались 17-й гвардейский стрелковый корпус 13-й армии, 2-я танковая армия генерала А. Г. Родина и 19-й танковый корпус. В результате контрудара противник был остановлен перед второй полосой обороны и, понеся большие потери, не смог в последующие дни продолжать наступление на всех трёх направлениях. После нанесения контрудара 2-я танковая армия и 19-й танковый корпус перешли к обороне за второй полосой, что упрочнило положение войск Центрального фронта.

В этот же день противник вёл наступление в направлении на Обоянь и на Корочу; главные удары приняли 6-я и 7-я гвардейские, 69-я армия и 1-я танковая армия.

Не добившись успеха на ольховатском направлении, враг утром 7 июля предпринял наступление на Поныри, где оборонялась 307-я стрелковая дивизия. В течение дня она отразила восемь атак. Когда части противника ворвались на северо-западную окраину станции Поныри, командир дивизии генерал М. А. Еншин сосредоточил по ним огонь артиллерии и миномётов, затем силами второго эшелона и приданной танковой бригады предпринял контратаку и восстановил положение. 8 и 9 июля противник продолжал атаки на Ольховатку и Поныри, а 10 июля - и против войск правого фланга 70-й армии, но все его попытки прорваться через вторую полосу обороны были сорваны.

Исчерпав свои резервы, враг вынужден был отказаться от наступления и 11 июля перешёл к обороне.

Против войск Воронежского фронта противник начал общее наступление также утром 5 июля, нанося главный удар силами 4-й танковой армии на Обоянь, а вспомогательной оперативной группой "Кемпф" - на Короча. Особенно ожесточённый характер бои приняли на обоянском направлении. Командующий 6-й гвардейской армией генерал И. М. Чистяков в первой половине дня выдвинул на первую полосу обороны часть средств истребительно-противотанковой артиллерийской бригады, два танковых и один самоходно-артиллерийский полки и танковую бригаду. К исходу дня войска этой армии нанесли врагу большие потери и приостановили его атаки. Главная полоса нашей обороны была прорвана только на отдельных участках. На корочанском направлении противник сумел южнее Белгорода форсировать Северный Донец и захватить небольшой плацдарм.

В сложившейся обстановке командующий фронтом принял решение прикрыть обоянское направление. С этой целью он в ночь на 6 июля выдвинул на вторую полосу обороны 1-ю танковую армию генерала М. Е. Катукова, а также 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса, оперативно подчинённые 6-й гвардейской армии. Кроме того армия была усилена фронтовой артиллерией.

С утра 6 июля противник возобновил наступление на всех направлениях. На обоянском направлении он неоднократно бросал в атаки от 150 до 400 танков, но каждый раз встречал мощный огонь пехоты, артиллерии и танков. Лишь к исходу дня ему удалось вклиниться во вторую полосу нашей обороны.

На корочанском направлении в этот день противнику удалось завершить прорыв главной полосы обороны, но дальнейшее его продвижение было остановлено.

7 и 8 июля гитлеровцы вводом в сражение свежих резервов вновь попытались прорваться к Обояни, расширить прорыв в сторону флангов и углубить его в направлении Прохоровки. До 300 вражеских танков рвались на северо-восток. Однако все попытки врага были парализованы активными действиями 10-го и 2-го танковых корпусов, выдвинутых из резервов Ставки в район Прохоровки, а также активными действиями 2-й и 17-й воздушных армий. На корочанском направлении атаки противника были также отбиты. Контрудар, нанесённый 8 июля соединениями 40-й армии по левому флангу 4-й танковой армии противника, а частями 5-го и 2-го гвардейских танковых корпусов - по её левому флангу, значительно облегчил положение наших войск на обоянском направлении.

С 9 по 11 июля противник ввёл в сражение дополнительные резервы и любой ценой стремился прорваться вдоль белгородского шоссе к Курску. На помощь 6-й гвардейской и 1-й танковой армиям командование фронта своевременно выдвинуло часть своей артиллерии. Кроме того, для прикрытия обоянского направления был перегруппирован из района Прохоровки 10-й танковый корпус и нацелены основные силы авиации, а для усиления правого фланга 1-й танковой армии был перегруппирован 5-й гвардейский танковый корпус. Совместными усилиями сухопутных войск и авиации почти все атаки врага были отбиты. Только 9 июля в районе Кочетовки танкам противника удалось прорваться к третьей полосе нашей обороны. Но против них были выдвинуты две дивизии 5-й гвардейской армии Степного фронта и передовые танковые бригады 5-й гвардейской танковой армии, которые остановили продвижение вражеских танков.

В наступлении противника явно назрел кризис. Поэтому председатель ставки ВГК маршал А. М. Василевский и командующий Воронежским фронтом генерал Н. Ф. Ватутин решили с утра 12 июля нанести контрудар из района Прохоровки силами 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жданова и 5-й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова, а также силами 6-й гвардейской и 1-й танковой армий в общем направлении на Яковлево с целью окончательного разгрома вклинившейся группировки противника. С воздуха контрудар должны были обеспечивать основные силы 2-й и 17-й воздушных армий.

С утра 12 июля войска Воронежского фронта начали контрудар. Основные события развернулись в районе железнодорожной станции Прохоровка (на линии Белгород - Курск, в 56 км к северу от Белгорода), где произошло самое крупное встречное танковое сражение второй мировой войны между наступавшей танковой группировкой противника (4-я танковая армия, оперативная группа "Кемпф") и наносившими контрудар советскими войсками (5-я гвардейская танковая армия, 5-я гвардейская армия). С обеих сторон в сражении одновременно участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Авиационную поддержку ударной группировки противника осуществляла авиация группы армий "Юг". По противнику удары с воздуха наносили 2-я воздушная армия, части 17-й воздушной  армии, авиация дальнего действия (произведено около 1300 самолёто-вылетов). За день боя противник потерял до 400 танков и штурмовых орудий, свыше 10 тыс. человек. Не достигнув намеченной цели - захватить Курск с юго-востока, противник (продвинулся на южном фасе Курского выступа максимально до 35 км) перешёл к обороне.

12 июля наступил перелом в битве под Курском. По приказу Ставки ВГК войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление на орловском направлении. Гитлеровское командование вынуждено было отказаться от наступательных планов и 16 июля начало отводить свои войска в исходное положение. Войска Воронежского, а с 18 июля и Степного фронтов перешли к преследованию противника и к исходу 23 июля вышли в основном на рубеж, который занимали к началу оборонительного сражения.

 

2. Орловская наступательная операция

(12 июля - 18 августа 1943 г.).

 

Орловский выступ обороняли войска 2-й танковой и 9-й полевой армий, входившие в группу "Центр". В них насчитывалось 27 пехотных, 10 танковых и моторизованных дивизий. Здесь противник создал сильную оборону, тактическая зона которой состояла из двух полос общей глубиной 12 - 15 км. Они имели развитую систему траншей, ходов сообщения и большое количество бронированных огневых точек. В оперативной глубине был подготовлен ряд промежуточных оборонительных рубежей. Общая глубина его обороны на орловском плацдарме достигала 150 км.

Орловскую группировку врага Ставка ВГК поручала разгромить войскам левого крыла Западного фронта и главным силам Брянского и Центрального фронтов. Замысел операции сводился к тому, чтобы встречными ударами с севера, востока и юга в общем направлении на Орёл рассечь вражескую группировку на отдельные части и уничтожить её.

Западный фронт (командующий генерал В. Д. Соколовский) получил задачу нанести главный удар войсками 11-й гвардейской армии из района юго-западнее Козельска на Хотынец, не допустить отхода гитлеровских войск из Орла на запад и во взаимодействии с другими фронтами уничтожить их; частью сил совместно с 61-й армией Брянского Фронта окружить и уничтожить болховскую группировку врага; вспомогательный удар нанести войсками 50-й армии на Жиздру.

Брянский фронт (командующий генерал М. М. Попов) должен был нанести главный удар войсками 3-й и 63-й армий из района Новосиль на Орёл, а вспомогательный - силами 61-й армии на Болхов.

Центральный фронт имел задачу ликвидировать вклинившуюся группировку противника севернее Ольховатки, в последующем развивать удар на Кромы и во взаимодействии с войсками Западного и Брянского фронтов завершить разгром противника в орловском выступе.

Подготовка операции во фронтах проводилась с учётом того, что им предстояло впервые прорвать подготовленную и глубоко эшелонированную оборону противника и развить тактический успех в высоких темпах. Для этого осуществлялось решительное массирование сил и средств, глубже эшелонировались боевые порядки войск, в армиях создавались эшелоны развития успеха в составе одного-двух танковых корпусов, наступление предусматривалось вести днём и ночью.

Например, при общей ширине полосы наступления 11-й гвардейской армии 36 км решительное массирование сил и средств было достигнуто на 14-километровом участке прорыва, что обеспечило рост оперативно-тактических плотностей. Средняя плотность артиллерии на участке прорыва армии достигала 185, а в 8-м гвардейском стрелковом корпусе - 232 орудий и миномётов на 1 км фронта. Если полосы наступления дивизий в контрнаступлении под Сталинградом колебались в пределах 5 км, то в 8-м гвардейском стрелковом полку они были сужены до 2 км. Новым по сравнению с контрнаступлением под Сталинградом было и то, что боевой порядок стрелковых корпусов, дивизий, полков и батальонов строился, как правило, в два, а иногда и в три эшелона. Это обеспечивало наращивание силы удара из глубины и своевременное развитие наметившегося успеха.

Характерным в использовании артиллерии являлось создание в армиях артиллерийских групп разрушения и дальнего действия, групп гвардейских миномётов и зенитно-артиллерийских групп. В графике артиллерийской подготовки в некоторых армиях стал предусматриваться период пристрелки и разрушения.

Произошли изменения в использовании танков. В состав танковых групп непосредственной поддержки пехоты (НПП) впервые были включены полки самоходной артиллерии, которые должны были наступать за танками и поддерживать их действия огнём своих орудий. При этом в некоторых армиях танки НПП придавались не только стрелковым дивизиям первого, но и второго эшелона корпуса. Танковые корпуса составляли подвижные группы армий, а танковые армии намечалось впервые использовать как подвижные группы фронтов.

Боевые действия наших войск должны были поддержать более 3 тыс. самолётов 1, 15 и 16-й воздушных армий (командующие генералы М. М. Громов, Н. Ф. Науменко, С. И. Руденко) Западного, Брянского и Центрального фронтов, а также авиация дальнего действия.

На авиацию возлагались задачи: прикрыть войска ударных группировок фронтов в ходе подготовки и ведения операций; подавить узлы сопротивления на переднем крае и в ближайшей глубине и нарушить систему управления войсками противника на период авиационной подготовки; с началом атаки непрерывно сопровождать пехоту и танки; обеспечить ввод в сражение танковых соединений и их действия в оперативной глубине; вести борьбу с подходящими резервами противника.

Контрнаступлению предшествовала большая подготовительная работа. Во всех фронтах были хорошо оборудованы исходные районы для наступления, осуществлена перегруппировка войск, созданы большие запасы материально-технических средств. За сутки до наступления во фронтах была проведена разведка боем передовыми батальонами, которая позволила уточнить истинное начертание переднего края обороны противника, а на отдельных участках - захватить переднюю траншею.

Утром 12 июля после мощной авиационной и артиллерийской подготовки, продолжавшейся около трёх часов, войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление. Наибольший успех был достигнут на направлении главного удара Западного фронта. К середине дня войска 11-й гвардейской армии (командующий генерал И. Х. Баграмян), благодаря своевременному вводу в бой вторых эшелонов стрелковых полков, отдельных танковых бригад, прорвали главную полосу обороны противника и форсировали реку Фомина. Чтобы быстрее завершить прорыв тактической зоны противника, во второй половине дня 12 июля в сражение был введён в направлении на Болхов 5-й танковый корпус. С утра второго дня операции в бой вступили вторые эшелоны стрелковых корпусов, которые совместно с танковыми частями, обходя сильные опорные пункты врага, при активной поддержке артиллерии и авиации к середине 13 июля завершили прорыв второй полосы его обороны.

После завершения прорыва тактической зоны обороны противника 5-й танковый корпус и введённый в прорыв правее его 1-й танковый корпус совместно с передовыми отрядами стрелковых соединений перешли к преследованию врага. К утру 15 июля они вышли к реке Вытебеть и с ходу форсировали её, а к исходу следующего дня перерезали дорогу Болхов - Хотынец. Чтобы задержать их продвижение, противник подтянул резервы и нанёс ряд контрударов.

В этой обстановке командующий 11-й гвардейской армией перегруппировал с левого фланга армии 36-й гвардейский стрелковый корпус и выдвинул сюда переданный из резерва фронта 25-й танковый корпус. Отразив контрудары противника, войска 11-й гвардейской армии возобновили наступление и к 19 июля продвинулись до 60 км, расширив прорыв до 120 км и охватив левый фланг болховской группировки врага с юго-запада.

С целью развития операции Ставка ВГК усилила западный фронт 11-й армией (командующий генерал И. И. Федюнинский). После длительного марша армия 20 июля в неполном составе с ходу была введена в сражение в стык между 50-й и 11-й гвардейской армиями в направлении Хвостовичи. За пять дней она сломила упорное сопротивление противника и продвинулась на 15 км.

Чтобы окончательно разгромить врага и развить наступление, командующий Западным фронтом в середине дня 26 июля ввёл в сражение в полосе 11-й гвардейской армии переданную ему из резерва Ставки 4-ю танковую армию (командующий генерал В. М. Баданов).

Имея оперативное построение в два эшелона, 4-я танковая армия после непродолжительной артиллерийской подготовки при поддержке авиации перешла в наступление на Болхов, а затем нанесла удар на Хотынец и Карачев. За пять дней она продвинулась на 12 - 20 км. Ей пришлось прорвать заранее занятые вражескими войсками промежуточные оборонительные рубежи. Своими действиями 4-я танковая армия способствовала 61-й армии Брянского фронта в освобождении г. Болхова.

30 июля войска левого крыла Западного фронта (11-я гвардейская, 4-я танковая, 11-я армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус) в связи с подготовкой Смоленской наступательной операции были переданы в подчинение Брянского фронта.

Наступление Брянского фронта развивалось значительно медленнее, чем Западного. Войска 61-й армии под командованием генерала П. А. Белова совместно с 20-м танковым корпусом прорвали оборону противника и, отражая его контратаки, 29 июля освободили Болхов.

Войска 3-й и 63-й армий с введённым в сражение в середине второго дня наступления 1-м гвардейским танковым корпусом к исходу 13 июля завершили прорыв тактической зоны обороны врага. К 18 июля они подошли к реке Олешня, где на тыловом оборонительном рубеже встретили ожесточённое сопротивление противника.

В целях ускорения разгрома орловской группировки врага Ставка ВГК передала Брянскому фронту из своего резерва 3-ю гвардейскую танковую армию (командующий генерал П. С. Рыбалко). Утром 19 июля она при поддержке соединений 1-й и 15-й воздушных армий и дальней авиации перешла в наступление с рубежа Богданово, Подмаслово и, отразив сильные контратаки противника, к исходу дня прорвала его оборону на реке Олешня. В ночь на 20 июля танковая армия, осуществив перегруппировку, нанесла удар в направлении Отрады, содействовав Брянскому фронту в разгроме мценской группировки врага. С утра 21 июля, после перегруппировки сил, армия нанесла удар на Становой Колодезь и 26 июля овладела им. На следующий день она была передана Центральному фронту.

Наступление войск Западного и Брянского фронтов вынудило противника оттянуть часть сил орловской группировки с курского направления и тем самым создало благоприятную обстановку для перехода в контрнаступление войск правого крыла Центрального фронта. К 18 июля они восстановили прежнее положение и продолжали продвигаться в направлении Кромы.

К концу июля войска трёх фронтов охватили орловскую группировку противника с севера, востока и юга. Немецко-фашистское командование, стремясь предотвратить угрозу окружения, 30 июля начало отвод всех своих войск с орловского плацдарма. Советские войска перешли к преследованию. Утром 4 августа войска левого крыла Брянского фронта ворвались в Орёл и к утру 5 августа освободили его. В этот же день был освобождён войсками Степного фронта Белгород.

Овладев Орлом, наши войска продолжали наступление. 18 августа они вышли на линию Жиздра, Литиж. В результате орловской операции было разгромлено 14 дивизий противника (в том числе 6 танковых)

 

3. Белгородско-Харьковская наступательная операция

(3 - 23 августа 1943 г.).

 

Белгородско-харьковский плацдарм обороняла 4-я танковая армия и оперативная группа "Кемпф". В их составе насчитывалось 18 дивизий, в том числе 4 танковые. Здесь противник создал 7 оборонительных рубежей общей глубиной до 90 км, а так же 1 обвод вокруг Белгорода и 2 - вокруг Харькова.

Замысел ставки ВГК заключался в том, чтобы мощными ударами войск смежных крыльев Воронежского и степного фронтов рассечь противостоявшую группировку противника на две части, в последующем глубоко охватить её в районе Харькова и во взаимодействии с 57-й армией Юго-Западного фронта уничтожить.

Войска Воронежского фронта главный удар наносили силами двух общевойсковых и двух танковых армий из района северо-восточнее Томаровки на Богодухов, Валки, в обход Харькова с запада, вспомогательный, также силами двух общевойсковых армий, из района Пролетарского в направлении на Боромлю, с целью прикрытия главной группировки с Запада.

Степной фронт под командованием генерала И. С. Конева главный удар наносил войсками 53-й и частью сил 69-й армий из района северо-западнее Белгорода на Харьков с севера, вспомогательный - силами 7-й гвардейской армии из района юго-восточнее Белгорода в западном направлении.

По решению командующего Юго-Западным фронтом генерала Р. Я. Малиновского 57-я армия наносила удар из района Мартовой на Мерефу, охватывая Харьков с юго-востока.

С воздуха наступление войск Воронежского и Степного фронтов обеспечивали соответственно 2-я и 5-я воздушные армии генералов С. А. Красовского и С. К. Горюнова. Кроме того, привлекалась часть сил авиации дальнего действия.

Командование Воронежского и Степного фронтов для достижения успеха прорыва обороны противника решительно массировало силы и средства на направлениях своих главных ударов, что позволило создать высокие оперативные плотности. Так, в полосе 5-й гвардейской армии Воронежского фронта они достигали 1,5 км на стрелковую дивизию, 230 орудий и миномётов и 70 танков и САУ на 1 км фронта.

В планировании использования артиллерии и танков имелись характерные особенности. Артиллерийские группы разрушения создавались не только в армиях, но и в корпусах, действовавших на главных направлениях. Отдельные танковые и механизированные корпуса предусматривалось использовать в качестве подвижных групп армий, а танковые армии - подвижной группы Воронежского фронта, что было новым в военном искусстве.

Танковые армии планировалось вводить в сражение в полосе наступления 5-й гвардейской армии. Они должны были действовать в направлениях: 1-я танковая армия - Богодулов, 5-я гвардейская танковая армия - Золочев и к исходу третьего-четвёртого дня операции выйти в район Валки, Люботин, тем самым отрезав пути отхода харьковской группировки врага на запад.

Артиллерийское и инженерное обеспечение ввода танковых армий в сражение возлагалось на 5-ю гвардейскую армию.

Для авиационного обеспечения каждой танковой армии выделялось по одной штурмовой и истребительной авиационной дивизии.

В подготовке операции поучительным являлось осуществление дезинформации противника об истинном направлении главного удара наших войск. С 28 июля по 6 августа 38-я армия, действовавшая на правом крыле Воронежского фронта, умело имитировала сосредоточение крупной группировки войск на сумском направлении. Немецко-фашистское командование не только стало наносить бомбовые удары по районам ложного сосредоточения войск, но и держало на этом направлении значительное количество своих резервов.

Особенностью являлось и то, что операция готовилась в ограниченные сроки. Тем не менее войска обоих фронтов сумели подготовиться к наступлению и обеспечить себя необходимыми материальными средствами.

3 августа после мощной артиллерийской подготовки и ударов авиации войска фронтов при поддержке огневого вала перешли в наступление и успешно прорвали первую позицию противника. С вводом в бой вторых эшелонов полков была прорвана вторая позиция. Для наращивания усилий 5-й гвардейской армии были введены в бой передовые танковые бригады корпусов первого эшелона танковых армий. Они совместно со стрелковыми дивизиями завершили прорыв главной полосы обороны противника. Вслед за передовыми бригадами были введены в сражение главные силы танковых армий. К исходу дня они преодолели вторую полосу вражеской обороны и продвинулись в глубину на 12 - 26 км, тем самым разобщив томаровский и белгородский узлы сопротивления противника.

Одновременно с танковыми армиями в сражение были введены: в полосе 6-й гвардейской армии - 5-й гвардейский танковый, а в полосе 53-й армии - 1-й механизированный корпуса. Они совместно со стрелковыми соединениями сломили сопротивление врага, завершили прорыв главной полосы обороны и к исходу дня подошли ко второй оборонительной полосе. Прорвав тактическую зону обороны и разгромив ближайшие оперативные резервы, главная ударная группировка Воронежского фронта с утра второго дня операции перешла к преследованию противника.

4 августа войска 1-й танковой армии из района Томаровки начали развивать наступление на юг. Её 6-й танковый и 3-й механизированный корпуса, имея впереди усиленные танковые бригады, к середине дня 6 августа продвинулись на 70 км. Во второй половине следующего дня 6-й танковый корпус освободил Богодухов.

5-я гвардейская танковая армия, обойдя с запада узлы сопротивления врага, нанесла удар на Золочев и 6 августа ворвалась в город.

К этому времени войска 6-й гвардейской армии овладели сильным узлом обороны противника Томаровкой, окружили и уничтожили его борисовскую группировку. Большую роль в этом сыграли 4-й и 5-й гвардейские танковые корпуса. Развивая наступление в юго-западном направлении, они обошли борисовскую группировку немцев с запада и востока, а 7 августа стремительным ударом с ходу ворвались в Грайворон, тем самым отрезав врагу пути отхода на запад и юг. Этому способствовали действия вспомогательной группировки Воронежского фронта, перешедшей в наступление утром 5 августа на своём направлении.

Войска Степного фронта, завершив 4 августа прорыв тактической зоны обороны противника, к исходу следующего дня штурмом овладели Белгородом, после чего начали развивать наступление на Харьков. К исходу 7 августа фронт прорыва наших войск достиг 120 км. Танковые армии продвинулись на глубину до 100 км, а общевойсковые - до 60 - 65 км.

Войска 40-й и 27-й армий, продолжая развивать наступление, к 11 августа вышли на рубеж Бромля, Тростянец, Ахтырка. Рота 12-й гвардейской танковой бригады во главе с капитаном И. А. Терещуком 10 августа ворвалась в Ахтырку, где была окружена противником. В течение двух суток советские танкисты без связи с бригадой находились в осаждённых танках, отбивая яростные атаки фашистов, пытавшихся захватить их живыми. За два дня боёв рота уничтожила 6 танков, 2 самоходные пушки, 5 броневиков и до 150 солдат и офицеров противника. С двумя уцелевшими танками капитан Терещук с боем вышел из окружения и вернулся в свою бригаду. За решительные и умелые действия в бою капитану И. А. Терещуку было присвоено звание Героя Советского Союза.

Главные силы 1-й танковой армии к 10 августа достигли рубежа реки Мерчик. 5-я гвардейская танковая армия после овладения городом Золочев была переподчинена Степному фронту и начала перегруппировку в район Богодухова.

Продвигаясь за танковыми армиями, войска 6-й гвардейской армии к 11 августа вышли северо-восточнее Краснокутска, а 5-я гвардейская армия охватила Харьков с запада. Войска Степного фронта к этому времени подошли к внешнему оборонительному обводу Харькова с севера, а 57-я армия, переданная этому фронту 8 августа, - с востока и юго-востока.

Немецко-фашистское командование, опасаясь окружения харьковской группировки, к 11 августа сосредоточило восточнее Богодухова три танковые дивизии ("Рейх", "Мёртвая голова", "Викинг") и утром 12 августа нанесло контрудар по наступающим войскам 1-й танковой армии в общем направлении на Богодухов. Развернулось встречное танковое сражение. В ходе его противник потеснил соединения 1-й танковой армии на 3 - 4 км, но прорваться к Богодухову не смог. С утра 13 августа были введены в сражение основные силы 5-й гвардейской танковой, 6-й и 5-й гвардейских армий. Сюда же были направлены главные силы фронтовой авиации. Она вела разведку и проводила операции по срыву железнодорожных и автомобильных перевозок гитлеровцев, содействовала общевойсковым и танковым армиям в отражении контрударов немецко-фашистских войск. К исходу 17 августа наши войска окончательно сорвали контрудар противника с юга на Богодухов.

Однако немецко-фашистское командование не отказалось от своего замысла. Утром 18 августа оно из района Ахтырки тремя танковыми и моторизованной дивизиями нанесло контрудар и прорвало фронт 27-й армии. Против этой группировки врага командующий Воронежским фронтом выдвинул 4-ю гвардейскую армию, переданную из резерва Ставки ВГК, 3-й механизированный и 6-й танковый корпуса 1-й танковой армии из района Богодухова, а также использовал 4-й и 5-й отдельные гвардейские танковые корпуса. Эти силы ударами по флангам противника к исходу 19 августа приостановили его продвижение с запада на Богодухов. Затем войска правого крыла Воронежского фронта нанесли удар в тыл ахтырской группировки немцев и полностью разгромили её.

В это же время войска Воронежского и Степного фронтов начали штурм Харькова. В ночь на 23 августа соединения 69-й и 7-й гвардейской армий овладели городом.

Войска Воронежского и Степного фронтов разгромили 15 дивизий врага, продвинулись в южном и юго-западном направлении на 140 км, подошли вплотную к донбасской группировке противника. Советские войска освободили Харьков. За время оккупации и боёв гитлеровцы уничтожили в городе и области (по неполным данным) около 300 тыс. мирных жителей и военнопленных, около 160 тыс. человек угнаны в Германию, разрушили 1600 тыс. м2 жилья, свыше 500 промышленных предприятий, все культурно-просветительские, медицинские и коммунальные учреждения.

Таким образом, советские войска завершили разгром всей белгородско-харьковской группировки противника и заняли выгодное положение для перехода в общее наступление с целью освобождения Левобережной Украины и Донбасса.

 Вверх